Дмитрий Зыкин. Власть, элита, народ: Подсознание и управляемая демократия.

Уоррен Баффетт как-то сказал замечательную фразу: Это новый тренд, который пытается установить связь между личными достижениями того или иного владельца богатства и тем богатством, которое у него есть. Огромная часть состояний будет, скорее всего, уходить в некоммерческие фонды на решение глобальных проблем. Это еще способ поддержания легитимности богатства в мире. Всегда есть то, что институциональные экономисты называют дискретными институциональными альтернативами: Таких развилок обычно множество. В чем главный риск наследования больших состояний?

Греф: я, как представитель элиты, страшно боюсь власти народа! Видео

А раз так, то однозначно был обречен. Мол, не может основанное на страхе государство просуществовать долго. Следовательно, крушение СССР было только вопросом времени. Дело даже не в том, что подавляющая часть населения страны видимо и не подозревала, что живет в атмосфере постоянного страха. Похоже, почти все ужасы приходились в основном на долю управленческой и интеллектуальной элиты. То есть это были локальные страхи, а их раздутие до вселенских размеров объясняется искажениями в восприятии.

Еда, власть, секс — главные двигатели цивилизации. человек постоянно испытывал страх, что машины возьмут верх, а сам он станет.

Основной её функцией является вовремя напоминать сознанию о трех необходимых процессах: Все они, так или иначе, стимулируются с помощью сигнала, который человечество назвало Страхом, в некотором роде это аналог системы безопасности. Ведь все это находится вне нашего понимания, ибо неизведанно, а значит потенциально опасно. Именно по этой причине человечество изобрело миллионы законов, которые призваны что-то там регламентировать и даже иногда решать, но в реальности почти все, мягко говоря, их игнорируют, тихо ненавидят и периодически нарушают.

Но при этом большинство сходится во мнении, что законы надо всё-таки исполнять и за нарушение наказывать. Ничем не прикрытое лицемерие не поддерживают только те, кто считают нарушение закона делом чести и вообще своим собственным законом. В общем-то, бесконечная ложь самим себе есть единственный способ не сойти с ума от того кошмара, что живет по соседству в нашем сознании. Другое дело, что данная система ничего не решает, но позволяет висеть над пропастью, но при этом не падать и видимо человечество это устраивает.

Но страху, который, понятное дело, не дремлет, плевать хотелось на всё это и он постоянно сигнализирует о потенциальных опасностях, которых с каждым днем становится всё больше и больше. Ведь экономические, законодательные и прочие процессы неустанно ускоряются, пытаясь догнать своё отражение, в виде маразма с человеческим лицом, которое всегда о чем-то думает и решает, но как всегда всё безуспешно.

Так появляются новые виды страхований, верований, убеждений, примет и бесконечных ритуалов, которые должны кого-то от чего-то спасти и естественно не спасают, иначе чем бы занимались все те, кто это изобретает? Паранойя — твоё второе Я Возможно, люди и хотели бы избавиться от этого вечно ноющего, а временами вопящего страха, но как говорится не судьба и поэтому все уже смирились, что век живи и век бойся.

Читать полностью В либеральных источниках частенько можно встретить утверждение, что сталинский СССР держался исключительно на страхе. А раз так, то однозначно был обречен. Мол, не может основанное на страхе государство просуществовать долго. Следовательно, крушение СССР было только вопросом времени. Лично мне эта точка зрения кажется сомнительной.

Элита в свою очередь может делиться на бюрократию (чиновники), военных Все это заменял страх Начиная с года, в партии разгорелась борьба за власть, в которой возникали и разрушались коалиции.

На эти и другие актуальные вопросы корреспонденту Обзор. Валерий Дмитриевич, как вы прокомментируете послание Путина к Федеральному собранию? Это послание трудно назвать судьбоносным документом, в нём не прозвучало ничего принципиально нового, ничего принципиально неожиданного. Ожидания в связи с ним были незначительные и никакой широкой реакции или резонанса среди общества и в элитах оно не вызвало.

Путин считает, что он был лично обижен и оскорблён. В этой связи во время обсуждения санкций он предлагал в отношении Турции значительно более жёсткие меры, чем те, которые сейчас реализовываются. Я не думаю, что в данном случае была какая-то связь между разоблачением генпрокурора Чайки, его детей и заявлениями Путина. Но, думаю, что если это и произойдёт, то не так быстро, как многим бы хотелось.

Александр Аузан: Российская элита боится будущего

Одна моя достаточно возрастная соседка по подъезду имела какую-то копейку на последних выборах — и все звала меня, как и других соседей, сходить проголосовать. Ведь все — вор на воре, лгун на лгуне! Вы ж там работаете, лучше моего знаете! Ее ответ поверг меня в гражданский шок:

Страх и ненависть в Кремле: бизнес-элита разочаровалась как власти США воплощают «все страшилки» в жизнь, что не может.

Они не знали, что в этом мире страшных призраков прошлого они - фермент, витамин в организме общества. Аркадий и Борис Стругацкие С биологической точки зрения человек - существо, безусловно, стадное. В том смысле, что люди предпочитают организовывать свою жизнь не как автономные одиночки, а создают более-менее устойчивый коллектив. Группа значительно повышает шансы отдельного человека выжить.

Однако за всё приходится платить, и существование в гуще массы имеет и свои очевидные минусы. На каждом шагу нам приходится учитывать мнение и настроение окружающих, причем даже тех, кого презираем или ненавидим. Мы вынуждены скрывать свои чувства, нам приходится общаться с неприятными нам людьми и так далее и тому подобное. Лишь очень немногие способны на самоизоляцию, и это, мягко говоря, очень своеобразные люди. Но есть и третий путь, путь тяжкий и опасный.

Однако те, кто прошел до конца, обретают вожделенную свободу, не теряя радости общения и не скатываясь на уровень собирателей объедков. Я говорю о пути во власть. Представьте себе социальную пирамиду. Чем выше вы находитесь, тем меньше кирпичиков на вас давит. Но эта метафора не совсем точна.

боится ли власть самоорганизации общества?

Однако навязчивый страх перед политическими пертурбациями заставляет ее делать все новые ошибки Сегодняшняя российская элита, похоже, очень боится утратить власть. Череда последних событий — наглядное этому подтверждение. Однако все эти шествия и парады вряд ли помогут властям — они в очередной раз, и, по всей видимости, уже окончательно, сделали ставку на виртуальную политику. Отрыв власти от реальности может закончиться и для нее, и для страны очень печально.

Способна ли политическая элита Украины предложить обществу новые Второй тормоз — это страх, связанный с тем, что в случае прихода к власти .

Трансформация правящей элиты После отстранения Н. Хрущева от власти процесс перерождения советской правящей верхушки стал быстро набирать силу. И в сталинский период высший слой партийных и государственных функционеров, формировавшийся на основе анкетно-аппаратного отбора, был наделен огромной властью и привилегиями. Шаг за шагом этот слой укреплял свое положение.

Идея сохранения власти, расширения льгот и полномочий сплачивала и объединяла его ряды. Однако до начала х гг. В немалой степени этому способствовала и коллективистская коммунистическая идеология, вера революционеров первого призыва в скорое осуществление идеала социального равенства. Но чем больше появлялось у правящего слоя материальных возможностей, чем больше деградировала революционная идеология, тем острее становилась потребность в настоящей собственности не только на предметы потребления, но и на промышленные и сельскохозяйственные предприятия и землю.

К тому же и сами привилегии — госдачи, персональные автомашины, спецпайки — имели относительный статус:

Главная опасность для России – продажная элита, захватившая власть

Мировая элита боится сюрприза на французских выборах После победы Эрдогана на референдуме в Турции, в западных СМИ начали появляться статьи на тему того что серия неожиданных результатов может продолжиться уже во Франции. Агентство Блумберг опубликовало статью с заголовком"Как турецкий референдум может стать прелюдией к французскому сюрпризу", причем под французским сюрпризом подразумевается победа крайне левого кандидата Меланшона или крайне правой Марин Ле Пен.

Этот слегка панический текст написал Мохамед Эль Эриан, который занимает должность президента"Совета международного экономического развития" при президенте США и одновременно является директором гигантского инвестиционного фонда , который управляет активами в 1,5 триллиона долларов. Что же обеспокоило американского чиновника и финансиста, и почему он видит риски победы несистемных кандидатов там, где их не видят или не хотят видеть французские социологи?

Эль Эриан обращает внимание читателей на фундаментальные причины, из-за которых избиратели в разных странах мира голосуют не так как этого хотелось бы политическому истеблишменту.

Одной из главных целе является смена власти в России – именно для Главная опасность для России – продажная элита, захватившая власть . а работа не за страх, а за совесть всего высшего управленческого звена.

Об особенностях политического режима 1. Суть сегодняшней трансформации, происходящей в Кыргызстане — это переход от советской цивилизации к другой постсоветской. Но какой она будет сейчас, какой будет ее политическая конфигурация, никто пока не знает. Вроде бы выбор сделан в пользу демократии, как основы строительства общества и государства. Демократию сейчас строят все, кому не лень.

Но строя демократию многие застряли на подходе к демократии, так как ее строительством занимаются бывшие номенклатурные чиновники КПСС и недоучившиеся революционеры. В итоге, всегда побеждают бюрократы, итог — за годы независимости в Кыргызстане построено неэффективное бюрократическое государство постсоветского типа.

В этом вся беда и главная причина отсутствия успеха. В политике Кыргызстана при официально заявленном курсе на строительство демократии, почему-то все время побеждает феодализм, так как венцом политической деятельности в этот период считался приход к власти. Причина нашей демократической беременности, которая никак не разрешится уже более 30 лет имитации реформ, слабое государство, которое никак не может установить контроль над обществом путем принуждения и насилия.

Власть страха